August 29th, 2013

Салават Башкирцев

НЬЮТРОЦКИЗМ: ЗАКОНОПОСЛУШНЫЙ ГРАЖДАНИН ЗАМУЧАЕТСЯ ПЫЛЬ ГЛОТАТЬ, БЕГАЯ ПО СУДАМ

8 декабря 1991 года, ровно в 04:00 часа, без объявления войны ньютроцкистско-фашисткие оккупанты вероломно напали на Россию...

Салават Башкирцев


90-е годы ХХ века ознаменовались масштабным вмешательством во внутренние дела Российской Федерации различных американских советников. Оккупационный режим «чубайса гайдаровича ельцина», назначенный ими, с благодарной готовностью передавал все необходимые полномочия – для эффективной нейтрализации всей мощи уничтоженного СССР. Создавая иллюзию легитимности, эти так называемые советники вначале подготовили пакеты законодательных актов, в соответствие которых и предполагалось в ближайшем будущем существовать русской нации и России в целом. А конституция 1993 года выпуска, просто таки стала апогеем законодательной и оккупационной мысли ньютроцкистов и их американских советников.

Законодательство для оккупированной территории готовилось по подобию действия американской «теории привилегий» и с таким расчётом, чтобы правовые акты не имели конкретных норм, а лишь общие «демократические» принципы и множество примечаний, дополнений. Главенствующая роль в правовом поле российской федерации отводилась вновь создаваемым корпорациям и их незыблемой правоте, над всей русской нацией и над каждым в отдельности. В связи с этим, судебная система российской федерации, аналогично американской «независимой», для создания иллюзии реализации «демократических» принципов прав и свобод граждан, отправляла этих самых граждан в многолетние «путешествия» по основам юриспруденции. А если вдруг решение принималось в пользу гражданина, находилось примечание или дополнение и, судебное разбирательство возобновлялось и тогда оно становилось в пользу корпорации. И так всегда – до момента победного завершения судебного процесса в пользу необходимого решения и окончательного растворения гражданина в собственной иллюзии о «частной собственности».

Для господствующего класса США «теория привилегий» есть основа самого существования. Во-первых, она даёт им необходимое юридическое и приоритетное обоснование самому факту существования и деятельности корпораций в качестве полноправных субъектов права; во-вторых, позволяет с точки зрения правосубъектности отграничить корпорацию от различных видов товарищества; в-третьих, явилась необходимой правовой базой для обоснования разрешительной деятельности законодательных органов штатов по учреждению корпораций. Учитывая, что объективный правовой анализ природы американских корпораций неизбежно ведет к выявлению их эксплуататорской и антинародной сущности, то всё что касается простого человека, то его общественная природа проявляется совершенно в другом: в стремлении как можно скорее избавиться от корпораций, несущих ему безработицу, голод и унижение, и жить в условиях общества, свободного от всякой эксплуатации и дискриминации в обстановке товарищеской взаимопомощи и сотрудничества.

Настоящими хозяевами корпораций являются крупные капиталисты, такие, как рокфеллеры и им подобные, которые с помощью различных реалистических иллюзий пытаются скрыть свое истинное лицо. Реалистические иллюзии призваны замаскировать классовую эксплуататорскую сущность американских корпораций и преподнести корпорации как «социальную реальность».
В действительности корпорации является прямым отражением всё усиливающегося в США процесса вмешательства крупных корпораций во все стороны общественной и государственной жизни, который вообще характерен для государственно-монополистического капитализма.

Высшим проявлением этого процесса является сращивание монополий и государственного аппарата в США, выражающееся в том, что важнейшие посты в правительстве США, не говоря уже о Конгрессе, на протяжении многих последних лет занимают крупные капиталисты-непосредственные руководители и фактические хозяева крупнейших американских корпораций.

В год через суды США проходят более 15 млн. частных гражданских исков. Это свыше 41000 процессов в день, более 1700 в час. Учитывая, что каждый иск предусматривает как минимум одного ответчика, можно подсчитать, что судится каждая третья американская семья. «Судебный сектор» стал значимым сегментом экономики: в США насчитывается приблизительно 2,3 млн. лицензированных практикующих юристов (сколько интересно всего юристов в России). Это значительно больше, чем, например, фермеров.
Захлестнувшей Америку атмосфере «судебного обогащения» во многом способствует то, что адвокаты и их клиенты играют в «беспроигрышную лотерею» – по закону юрист, проигрывая процесс или выставляя заведомо некорректные требования, практически ничем не рискует. Проблема состоит также в том, что американское правосудие при всем своем объективно-беспристрастном имидже все же в значительной степени базируется на эмоциях (эмоциях присяжных). Совершенно иначе обстоит дело, скажем, в Европе, где инициатор «классового иска» сразу лишился бы своей адвокатской лицензии. Для европейской судебной практики подача «классового иска» и присуждение многомиллиардных компенсаций по нему невозможны в принципе, так как инициатору процесса – адвокату придется доказывать конкретный вред, причиненный каждому конкретному лицу, а также факт уполномочивания его отстаивать интересы каждым из «500 тысяч курильщиков». Кстати, показательно, что именно на этом обстоятельстве (формально претензии предъявляют сотни тысяч граждан, но обстоятельства каждого конкретного дела различаются) в последние месяцы стали-таки пробуксовывать и американские суды.

Основной угрозой судейской независимости все без исключения опрошенные судьи считают выборный принцип замещения судейской должности. В настоящее время судьи избираются в 38 американских штатах из 50. Избранные на должность судьи рано или поздно сталкиваются с рядом типичных проблем. Первой из них является достаточно высокая вероятность вовлечения избираемого судьи в политику. Редкому судье во время избирательной кампании удается остаться в стороне от политических вопросов.
Вторая опасность – в том, что избирательная кампания создает для судьи риск стать зависимым от кого-либо, как правило – от спонсора избирательной кампании. Участвующий в выборах судья – прекрасная жертва для тех, кто оказывает ему финансовую поддержку или помогает любым другим способом, ведь рано или поздно спонсор является за определенного рода компенсацией.

Опасность тут не только в примитивном «напоминании спонсора о помощи». Связанность избранного судьи может проявиться и в том, что он будет сторониться рассмотрения сложных и противоречивых дел, которые способны потребовать от него вынесения непопулярного среди избирателей решения. Разумеется, эта опасность не носит фатального характера, но опрошенные судьи воспринимают эту проблему как весьма серьезную. В то же время гарантией того, что избранный судья скорее всего не свернет с пути истинного, является очень широкий круг факторов: начиная с того, что в США лишь высочайшие профессионалы с безукоризненной репутацией могут претендовать на судейские должности, и заканчивая высоким уровнем правовой культуры в стране.
Суды: «слепая справедливость является величайшим мифом, когда-то внушенный американской общественности»; вся деятельность судей направлена на одну конечную цель - занять пост в Верховном суде США; степень справедливости зависит от уровня власти и количества денег. Вся судебная система, включая деятельность правоохранительных органов и судов, коррумпирована, причем, «чем выше ты поднимаешься, тем больше коррупции».

К сожалению, ещё не всё законодательное поле, так усердно «засеянное» американцами, вспахано и произведён «пересев». Но процесс идёт и весьма плодотворно о чём могут свидетельствовать практически все западные средства массовой информации и ньютроцкисты, которые искренне огорчаются тому, что из под их ног выбиваются основы их вражеской деятельности. В их услугах всё чаще и чаще перестают нуждаться различные средства массовой информации, учебные заведения, предприятия, учреждения и общественные организации, да и целые гадюшники стали закрываться на этой волне.

Главарь пятой колонны России и секты адептов ньютроцкизма чубайс любит напоминать о частной собственности и возможности его защиты в суде. Если всё это он предлагает по «теории привилегий», а в этом нет сомнений, то каждому в период их оккупационного правления предлагалось, забыв слова справедливости начать свою собственную, единоличную войну с государством, друг с другом, с родителями или детьми, при этом совершенно не обращая внимание на то что делается вокруг и в первую очередь в корпорациях.

Наблюдая за происходящим в Америке судебным кризисом, который правильнее было бы назвать кризисом ценностей и душ, впору задуматься, как не допустить в дальнейшем подобного в своем доме, как не довести русскую нацию до состояния, при котором мужья будут бояться собственных жен, боссы – подчиненных, матери – детей. Ибо происходящее ныне в «колыбели свободы» уже дает повод усомниться в эффективности тех фундаментальных демократических завоеваний, которыми так гордится Америка...